В настоящий момент на проекте проводятся технические работы
Некоторые сервисы могут быть недоступными в течении непродолжительного времени
Таб на котором находимся сейчас
1 507 753 участников
Anna
Тверь
Турист
Регистрация: 14.10.2016
Страны, города: 14 / 20
Путешествия: 34
Места и события: 0
Рейтинг: + 422
Репутация: + 4
Заметки: 2
Читательский охват: 403
Вопросы и советы: 0
Оценки и отзывы: 0
Друзья: 4
Фото: 20
Заметка

Записки из Шираза

Мифы, легенды, истории в Иран, Шираз

1/11

В самолете, впрочем, как и всегда на персидских авиалиниях, вкусно покормили. Лететь - недолго и удобно. Приземляемся в международном аэропорту Тегерана, названном в честь духовного лидера и творца революции, приведшей Иран к новому государственному строю, имама Хомейни. После ряда формальностей на таможне, получаем багаж и торопимся взять такси, чтоб как можно скорее доехать до аэропорта Мехрабад. Нас ждет внутренний перелет, конечным пунктом которого будет город мечты, куда так хотелось попасть - Шираз.

Вроде не такой уж я новичок в таком деле, как дорога, но все равно переживаю. Постепенно погружаюсь в уже знакомую обстановку, слежу, чтоб не съехал платок, покрывающий голову, особо не пристаю к мужу: он нервничает больше. Пока едем в такси, вглядываюсь в горизонт, который как всегда, в любое время года, затуманен желтоватой дымкой. Думаю о таком явлении как Восток: сейчас попытаюсь описать.

Уже второй год приезжаю сюда и, первое, что видят глаза – это дымка на горизонте. Откуда она берется? Сейчас люди, которые могут объяснить происхождение этого явления научным способом, скажут: «Элементарно, блаблабла». Мне ваша версия не очень интересна… Я, же, думаю так: неясный, плывущий где-то там, вдали, невидимый глазу горизонт, который точно существует – и есть сам Восток. О нем пишут книги, фотографируют, даже живут в нем (как я сейчас), но его всегда не видно, его нет для непосвященного, он скрыт. Можно протянуть ему руку и потрогать, он с тобой обязательно поздоровается, пожелает всего хорошего, улыбнется, но это не означает, что для тебя он есть. Если вдруг вы окажетесь здесь, всмотритесь вдаль, и попытайтесь осознать очевидное: то чего нет.

В аэропорту Мехрабад стало ясно, что нас ждет очередная задержка рейса (как всегда на местных авиалиниях). Деваться было некуда. Duty free - никакой, зато в кафе смогли убить полчаса на целый чайник чая и вкусный чизкейк. Это еще одна особенность персидских аэропортов, можно поесть вкусно и по очень демократичным ценам. Целый чайник чая и два куска вкуснейшего пирожного нам стоили всего каких-то 8$.

В Шираз мы попали часам к двум ночи, гостиница – супер, в самом центре старого города, в шаговой доступности от основных достопримечательностей. Чистый номер, долгожданный сон и предвкушение утра, где будет разворачиваться действие первого акта нашего приключения.

Акт первый удивительный…

Сцена 1. Я и Арсенчо на завтраке.

3автрак оказался не очень, но чай, как, впрочем, и везде в Иране, очень вкусный. 3а соседними столиками разместилась группа немецких туристов, человек двадцать. Они были явно не в восторге от еды, стало очевидно (опираюсь на мое профессиональное прошлое)- туроператору поступят жалобы.

Вооружившись всеми возможными достижениями техники, приспособленной для фото и видео съемки, мы спустились в холл ждать нашего гида Махмуда, который будет подвергаться моей атаке из вопросов и, спустя два дня, прощаясь с нами, вздохнет с облегчением.

Сцена 2. Оказывается ширазским таксистам нельзя выезжать за пределы города.

Мы меняем две машины для того чтобы попасть к основной цели нашего путешествия. Вперед к Персеполису!

В машине Арсенчо заснул, а я со стекающей из уголка рта слюной жадно впитывала пейзаж вокруг, пока Махмуд рассказывал о том, что горный хребет, который простирался впереди нас, является заповедником. В горах полно медведей, и есть уникальный вид персидского, то ли тигра, то ли льва…

Разговор идет о том, что Персеполис строили из камня, который добывался на одной из этих гор, под названием Медведь. Судя по названию, обиталище довольно большой популяции потапычей. Расстояние от горы до города внушающее. Остается только гадать, как при такой обжигающей жаре люди работали, добывали камни, отделывали их, строили. Думаю, что уже тогда на горе жили предки тех медведей, которые сейчас находятся под строгой защитой государства, ну и сколько людей осталось в их лапах, еще одна тема для разговора.

Итак, вот он долгожданный вход в один из древнейших городов мира - строго без рюкзаков и объемных сумок. Все надо оставлять в камере хранения. В руках только кошельки и камеры…
Курош I (Кир), тот самый царь, благодаря которому человечеству подарен Персеполис. Когда-то, 2.5 тысячелетия назад в городе Пасаргард родился мальчик, который в дальнейшем стал основателем имерпии Ахеменидов. Именно Ахемениды заявили древнему миру о себе и стали одной из самых могущественных империй древности и самого Ирана (Персии), в частности. Позже, при Дарии I Великом Персеполис был достроен, и именно при нем страна достигла своего расцвета. Город был одной из четырех столиц империи, а именно весенней. 3имней столицей был город Сузы, летней - Экбатан (оба города находятся на территории современного Ирана), осенней столицей был город Вавилон (территория современного Ирака). Все то, что я увидела в Персеполисе, поразило мое воображение. Не хочу углубляться в исторические справки, если интересно самим, можно все прочитать в википедии.

Сцена 3. Интересно совсем другое…

Ворота Мира… Проходишь через них и попадаешь в неопознанный мир, место, куда приходили тысячелетиями, и сейчас, спустя так много лет, пришла ты. Туда, где на стенах оставлены подписи многих сотен, или тысяч, людей: сначала во фресках, потом в надписях, а в последнее время в записках на камнях типа: «3десь был я Эдвард Джон Смит, капитан Титаника».
Вот он - зал ожидания, где люди, люди… одни толпятся вокруг, другие молча сидят на каменных лавках, третьи тихо ведет беседу где-то в углу. Строгие стражи города следят за порядком. Для них есть специальные лавки, которые чуть выше обычных - это подчеркивает их превосходство над теми, кто пришел к царю. Кто за советом, кто за решением, кто с просьбой.

Справа тронный зал, где сидит сам Дарий (а потом и его потомки) и ждет. Ему трудно, он устает, у него порой нет времени обдумать свои личные мысли. Ведь он самый обычный мужчина, со всеми своими насущными проблемами. А как поступить ему, у кого спросить совета или попросить помощи? Все вокруг называют его Великим, а кто есть он на самом деле? Может в душе его сидит какой-то маленький, а может и большой, страх? Интересно был ли человек, на плечо которого мог опереться сам Великий царь?

Вся остальная огромная территория Персеполиса была предоставлена под казармы и залы только для военных. У Дария было сто офицеров, у каждого из которых был отряд из ста воинов. Все они жили на территории города, или близ лежащих склонах гор. Если кто-то из офицеров погибал во время боя, его место занимал следующий. В военной части города есть ворота воинов, на которых изображен каждый, а во главе их сам Дарий. Все воины разных национальностей. Из каждой земли, которую завоевывали Ахемениды, приходили воины, которые служили единой стране, одновременно защищая и свои родные края. Войску платили зарплату. Рабство было отменено еще при Куроше.
Все что вокруг меня, все уникально: колонны которые построены без каких-либо укрепительных смесей, камень стоит на камне и 2.5 тысячи лет рассказывает о нерушимой мощи империи. Вершины колонн украшают головы каменных быков, лошадей, львов…

Много лет назад человек сидел под открытым небом, в руках у него были простейшие инструменты, и он высекал из камня изображения, которые дошли до наших времен, и мы смотрим на все это, восхищаемся, а имени мастера не знаем.

В городе есть так много того, о чем хочется говорить и говорить, но одно поражает воображение – это дворец Дария Великого. Подход к нему украшен стеной, которая вся исписана каменными фресками.

Сцена 4.Фрески говорят сами за себя.

Во дворце царь принимал послов, вассалы приходили к нему на поклон с дарами. 3десь изображены все народы: можно безошибочно распознать на фресках египтян, которые несут в дар царю верблюда, чернокожих африканцев с сосудами в руках, воинов с Кавказа, им единственным было позволено являться к царю при оружии. Именно при схватке с одним из кавказских племен был убит Курош, и их чтили, как великих воинов, сумевших победить непобедимого царя. Они несут в дар Дарию ковры и лошадей. С противоположной стороны стены изображены солдаты, строго следящие за порядком. На стене высечены сосны, как границы, отделяющие разные народы. Это наводит на мысль, что хвойные тоже были принесены царю в дар. Интересно то, что сосна - не характерное дерево для этих мест, а вокруг города до сих пор растут эти деревья. Возможно, наши наблюдения смешны для тех, кто знает, как и почему тут или там что-то растет, но мы тоже не очень глупые люди и делаем свои выводы, и, кстати, они нам нравятся.

Сцена 5. Пьем воду из бутылки в местном кафе, мороженное оказалось просто несъедобным.

Уникальность этого места заключается в том, что оно - достояние не только персидского народа, но и всего человечества. И здесь ты не чувствуешь себя чужим, не угодным, или даже временным человеком, пришедшим сюда на пару - тройку часов. Тут все и твое тоже.

Сцена 6. Город Мертвых, и мой муж, шагающий по Великому шелковому пути…

Нахше Рустам (Нахш – узор) - гробницы великих четырех царей царства Ахеменидов. Они высечены в скале, на высоте более 10 метров от земли. Одна гробница не достроена. Под ней каменное изображение венчания на царство армянского царя. Чуть поодаль в центре скалы изображение Шапуха I, основателя следующей династии Сасанидов. Все это - святыни древних зороастров. Напротив гробниц древний храм огнепоклонников. А на вершине одной из скал вбитый колышек, который указывает на то, что эта самая дорога и есть часть Великого шелкового пути. Колышек говорил путникам, что здесь есть вода, можно остановиться, утолить жажду, помолиться и отдохнуть.

Сцена 7. Верблюд у выхода, из категории «Прокачу бесплатно, но за последствия не отвечаю. В случае жалоб обращайтесь к погонщику, тому мужику в брюках и рубашке».

Едем обратно в город, чтоб отдохнуть и поесть. В 5 часов вечера нас ждет восточный базар.

Сцена 8. Салат бар, куриный шашлык, рис…

Сцена 9. Не могу не сказать о канализации.

Особенность персидских городов заключается в том, что проводить подземную канализацию они стали относительно недавно. Стоит догадаться, что на территории старого города стоки идут по поверхности, плюс жара - градусов 30 по Цельсию… Можно представить какое амбре стоит вокруг?! Спешу успокоить, не везде конечно, но общее впечатление портит.

Сцена 10. Привет шоппинг.

Очень западное слово на восточном базаре…
Уверяю всех вас, что ни один поход по магазинам на западе не приносит такого удовольствие как прогулка по восточному базару. Вакиль базар - атмосфера этого места просто пронизана тайной, никем доселе неизведанной сказкой.

Каменные арочные своды потолка уводят вас в ощущение бесконечности. Выложенные крупным булыжником древние мостовые пересекаются друг с другом и ведут от одного ряда к другому: первым идет ковровый. Именно тут вы начинаете верить, что все чудеса в мире - это творения рук человека. То тут, то там, на стенах и на полу, практически под ногами, шерстяные, шелковые, сотканные в виде картин, лежат произведения искусства. Надо увидеть персидский ковер, потрогать его руками, чтоб вдруг случайно осознать, что ты бесконечно влюблена в него. 3а коврами тянутся ювелирные ряды – тут конечно не без гордости могу сказать, что персидские ювелиры уступают нашим (армянским). Поэтому проходим мимо к исфаганской медной чеканке, скатертям, ширазской мозаике, наблюдаем за мастерами, которые тут же и работают, создавая каждый свои шедевры. На стенах висят груды сумок, тут же рядом с ними витрины с куклами в национальных костюмах. До носа долетают ароматы специй, которые будут видны чуть позже. Одна из дорожек вывела нас во внутренний дворик, где расположена уютная кафешка. Посреди дворика продают ковры, рядом стоит огромный самовар, где заваривается чай. Тут и там в разнобой стоят лежаки, на которых отдыхают мужчины, и, конечно, пьют чай.

Сцена 11. Лавка Али-бабы и Арсенчо, который курит в сторонке (довела).

Мой муж не выносит магазинов и всего что с ними связано. На одном из перекрестков, он попросил перекур. А я стала бродить вокруг и смотреть по сторонам. Вдруг как будто кто-то дернул меня за руку и завел внутрь одной очень тесной и, казалось, на первый взгляд заваленной каким-то хламом, лавки. Сначала было непонятно, куда я попала. Я стала трогать одну вещь за другой и поняла, что все, что я вижу – это те самые сокровища из пещеры Али-бабы. Вещи трудно было назвать антиквариатом, все было в пыли и паутине. Медные сервизы, где у чайника сломана крышка, а у чашек нет ручек, стояли на подносах. Полки были завалены подсвечниками, рядом, с которыми красовалась стеклянная утварь, нижние ряды были утыканы тазами и самоварами, с потолка свисали лампы, а с ламп сверху вниз на нас смотрели украшения. Меня околдовали. Тут уже не буду углубляться в детали нашего разговора с хозяином, про то, что, как и везде на востоке поторговавшись, скинули цену, и я стала обладательницей удивительной подвески, которая была когда-то сделана хазаром и подарена хазарской женщине (хазары – народ, живший на территории Ирана много лет назад).

Когда-то очень давно она ее носила наряду с другими своими украшениями, и даже не подозревала, что оставит наследство какой-то армянской девушке, которая будет жить где-то там в будущем. Что с ней стало мне не известно, зато каждый раз, когда я буду надевать ее подвеску, я буду говорить этой женщине слова благодарности и вкладывать в украшение уже свою историю, которая сохраниться в металлических деталях и запишется в их памяти. Может быть, когда-нибудь кто-то найдет способ читать по металлу и узнает много интересных историй из прошлого. Спасибо мужу за подарок.

Сцена 12. Восковую фигуру в Иране увидеть можно, но вот сфоткаться с ней - никак.

Вот она крепость Керим Хан, которая названа именем ее основателя легендарного персидского шаха Керим Хана. На территории сады, дворец, бани, кабинет директора (куда мы попали), та самая комната, в которой выставлены восковые фигуры хозяина дома, его сына, брата, министров. Конечно же, среди них есть английский посол, дабы показать, что Персия очень даже имела дипломатические связи с 3ападом и без всяких там санкций. Всех их от нас отгородили стеклянной стеной. Никаких селфи в обнимочку!

Нужно отметить, что именно при Керим Хане Шираз стал столицей. Позже крепость превратили в тюрьму. После этой новости мы стали вышагивать по дорожкам между деревьями в саду и представлять, как туда-сюда шагали заключенные, заполняя время положенное им для прогулки. Как они сидели в комнатах с расписанными вручную стенами. Вместо решеток у них были окна, сделанные по методике кавказских мастеров. Эти окна собирались из дерева и цветного стекла без использования гвоздей, своеобразный древний пазл. А в кабинет директора мы вломились, чтоб посмотреть на потолок расписанный золотом.

Сцена 13. Как мы меняли доллары, и как я устроила скандал с менялой. 3най наших.

Сцена 14. Все очень просто, я не хотела идти туда.

Кульминация. Я впервые иду по дороге, ведущей меня к мечети. Шах-Чераг – зеркальная мечеть – одна и самых значимых исламских святынь Ирана.

Перед тем как ехать в Шираз, я читала отзывы в интернете. Пока читала, поняла, что в мечеть пускают только мусульман, а некоторые туристы говорили, что они исповедуют ислам только для того, чтобы зайти и поглазеть. Когда встретились с Махмудом, он сказал, что правила поменялись, сейчас христианам вход разрешен. Не могу описать, как мне было дискомфортно идти по этой дороге. Это было своего рода испытание, и мне оно не нравилось.

Четверг заканчивался, в ночь на ту пятницу намечался какой-то религиозный праздник, и к мечети шли толпы народа, пересекаясь друг с другом, создавался своеобразный хаос. Мы подошли к входу и, мне предстояло отделиться от Арсечо с Махмудом и зайти на территорию с женской половины. Махмуд сказал, что мне дадут чадру (покрывало, которое закрывает все с головы до ног кроме лица) и, что мы встретимся во внутреннем дворике. Я пошла вслед за женщинами, кутающимися в черные покрывала, и думала: «Вот бы не пропустили».

В небольшом закутке в углу стояла девушка, которая мне улыбнулась, подала одеяние, и поняв, что я не справлюсь, стала помогать мне его надевать. Потом показала рукой на длинную очередь, которая стояла на досмотр. Да, да каждую женщину осматривают на наличие запрещенных вещей и только, убедившись, что она не проносит с собой ничего опасного, пропускали вперед. Потом мне улыбнулась вторая девушка, спросила, откуда я и, указав мне на третью девушку, послала к ней. Третья девушка тоже мне улыбнулась и попросила сесть на стул, рядом с ней, тут я поняла, что вот оно, сейчас меня отправят отсюда далеко и надолго. Девушка была занята тем, что раздавала всем конфеты, что-то желала и провожала к входу во внутренний дворик мечети. Из-за тяжелой занавеси я видела, что мальчики уже прошли и ждали меня, не понимая, куда я делась. Подождав минутки три, я спросила, почему меня посадили на этот стул, попыталась объяснить, что меня ждут внутри, на это мне опять улыбнулись, дали конфетку и завели внутрь. Вопроса к чему все это было, у меня не возникает. Причина, по которой меня посадили на стул – мои метания. Когда идешь к цели и сомневаешься, та ли цель, или правильный ли выбрала путь, а в конце говоришь спасибо за пройденное уже испытание и достойный результат.

Внушительных размеров внутренний дворик с большим фонтаном посередине и деревьями по всему периметру. Двор заполнен людьми, мерно расхаживающими, стоящими, сидящими… Создавалось ощущение, что я нахожусь на каком-то светском мероприятии. Предстоял последний этап, зайти непосредственно в мечеть. Махмуд сказал, что особых правил нет, надо только снять обувь. Договорились встретиться тут же через минут десять.

Сцена 15. Еще один дом Бога.

Ноги в капроновых носочках идут по мягким персидским коврам, которые как указатели ведут меня внутрь. Все что я увидела, поразило меня до глубины души. Пол и нижняя часть стен из зеленого мрамора, в то время как потолок и верхняя часть выложены зеркальной мозаикой, неописуемой, дивной красоты, каждый уголок, каждый миллиметр сверкает и переливается всеми цветами радуги. Вокруг меня в разнобой прямо на коврах сидят женщины, читают Коран, болтают, молятся, кто-то пьет сок, кто-то пишет сообщение в телефоне, дети бегают и играют. Я как загипнотизированная брожу между ними и говорю: «3дравствуй, Бог! Вот оно еще одно из твоих проявлений. Этот твой дом расслабленный, непритязательный, совсем не похожий на тот, в который хожу я. Другой. В цвете, который играет, потому что свет от ламп падает на стекло, луч преломляется по одному из законов физики, и рождается радуга. А что такое радуга? Для кого как, а для меня самое настоящее проявление любви. Вот она радуга, ты ее видишь, не можешь тронуть, но веришь».

Потом я вышла в смежную залу, которая была пристроена к основной мечети лет 50 назад по просьбе жены предпоследнего иранского шаха. 3десь все было намного проще, везде сидели уже семьями: мужчины с женщинами, дети. Скоро должна была начаться вечерняя молитва. Арсенчо и Махмуд ждали меня, сидя на одном из мягких восточных ковров, куда я и присела. Мы пробыли там еще минут 10. Перед уходом нас опять угостили конфетами, после чего смотрители стали просить женщин перейти на свою половину, что означало подготовку к началу намаза.
Описать все это словами и передать ощущение просто невозможно. Если стало интересно, советую посмотреть снимки мечети в интернете.

Сцена 16. Наконец-то мы в гостинице, и я могу снять с головы платок.

Акт второй убедительный…

Сцена 1. Интересно, а муравьи видят в темноте?

Вопрос о муравьях просто риторический, мне реально интересно.

Утро второго дня встретило нас чашкой чая и горячей лепешкой. Нас ждал Насир аль Мунк (розовая мечеть), сады и водопады…

Сцена 2. Снова босиком по коврам…

Когда-то давным-давно некий благодетель, которого звали Насир аль Мунк, построил мечеть, школу и принес много пользы городу того времени. Мечеть названа его именем. Она не действующая, и является музеем. Сама по себе уникальна своей росписью. Внутренний дворик с небольшим бассейном, где плавают золотые рыбки. Второй раз за время нахождения здесь я оказалась в ситуации удивившей меня и в конце убедившей. Во главе всего человек, его выбор: каким быть, каким стать и каким жить.

У входа в маленьком киоске надо было купить билеты. Внутри сидел мужчина переходного возраста, от среднего к преклонному. У всех туристов, которые покупали билеты, он спрашивал, откуда они и просил у них денежные купюры или монеты их стран. Весь витраж его киоска был обклеен деньгами, различных мест происхождения. Побеседовав с нами и удовлетворив свое любопытство, пропустил нас внутрь и пожелал хорошего дня. К сожалению, армянских денег с собой у нас не было, но позже я передала Махмуду 20 драм, которые надеюсь, найдут свое место на маленькой витрине у входа в Насир аль Мунк.

Хоть мечеть и не действует, но заходить внутрь, все равно, надо разувшись. Мы вошли все вместе, стали гулять по помещению, делать фотографии, снимать на видео. Тут же были местные, группа из Японии, русские. Стояла поразительная тишина, казалось, каждый боялся помешать другому. Сделав множество снимков, люди садились на ковры и, видимо, думали. Через витражи окон внутрь проникал тусклый цветной свет и наполнял пространство таинственностью. Махмуд стал объяснять, что очень интересна технология создания акустики в мечетях и показывал место, где сидит имам во время проповеди. Он сидит всегда на ступень ниже, показывая людям, что он никак и ничем их не превосходит. Хотя, тут скрыт тайный смысл: охране легче его защитить в случае нападения, накрыв собой сверху. Так что, чем изначально руководствовались при построении первой мечети и определении места для имама, знают лишь те, кто ее же и строил.

Кстати, первые мечети как раз были совсем другими. Они больше походили на храмы зороастров (как мне кажется). И люди не заходили внутрь, а сидели снаружи вокруг самой постройки. Одна такая мечеть сохранилась на территории Шах Черага, ей около тысячи лет. Много позже появились минареты, которые изначально служили знаком того, что начинается молитва, и указывали путь к самой мечети. Минар – огонь, на вершине башен разжигали пламя, люди видели направление в темноте и шли к месту молитвы. Если провести аналогию, то два минарета – это две большие свечи.

Лет десять назад я с подружками гостила у мамы в Шуши (кстати, в Иране есть город Шуш, уж не знаю совпадение ли это). В общей сложности нас было человек 6: мы с девочками и мои братья. Во время одной из прогулок, мы решили забраться на минарет одной из мечетей (в городе есть три персидские мечети, построенные в 13-14 вв. во времена правления Шаха Аббаса). Тогда они еще были не отреставрированы, и забраться на минарет, казалось, не представляет никакого труда. Как выяснилось чуть позже, процесс - не из легких: лестница крутая и винтовая, все время идешь по кругу, в башне пространство достаточно узкое, мало воздуха. Когда уже забираешься на самый верх, проходит минутки две, пока приходишь в себя. С вершины открывается поразительная панорама, виден весь город, на горизонте горы. Слышится лишь звон в ушах и дуновение ветерка. Мыслей никаких нет вообще. Тогда мы пофоткались, пошутили, полюбовались панорамой и спустились вниз, что оказалось сложнее подъема, к концу пути ноги свело судорогой, и мы весело прихрамывая, еще долго приходили в себя. Нас ждал достаточно нешуточный спуск в ущелье Унот (но об этом не сейчас).

Сцена 3. Мысли пришли…

- Привет, не хочу углубляться в размышления о том, кто во что верит, кто куда придет, где истина и пр. из той же категории «умных» вопросов о вечном. Говорю тебе: «3дравствуй», и открываю для себя лишь одно: ты создал радугу людей по образу и подобию своему, все они разных цветов, но все они – любовь. Говорю тебе: «Благодарю», и понимаю, что каждому цвету выделено место на палитре, и каждый цвет рисует на холсте свою часть картины. Говорю тебе: «Люблю», и молюсь в храме твоем, нарисованном пламенем свечи, и чувствую себя частью твоей бесконечной души.

Сцена 4. Сады, сады, сады…

Сады в Ширазе обычные, правда, как правило - это сады при дворцах бывших шахов и особ благородного происхождения.

Сначала мы попали в Нарндежастан Кавам (апельсиновые сады), интересно было осматривать сам дворец. Терраса и центральная часть дворца зеркальные, ряд комнат расписан весьма необычно: на фресках изображены женские лица, пейзажи, не свойственные Ирану. В одной из комнат потолок собран из деревянных балок на русский манер, в другой стены украшают птички, нарисованные золотой краской. В начале 20 века американский ученый археолог Артур Поуп вел на территории дворца раскопки. Найденные им артефакты (самые ранние датируются эпохой Ахеменидов) выставлены там же в музее. Напротив дворца есть небольшой фонтанчик и цитрусовый сад, где в тенечке можно посидеть отдохнуть, попить водички, поразмышлять о том, как прекрасна жизнь, и после фотосессии себя и мужа на фоне дворцового пейзажа, поехать на осмотр следующего сада.

Сцена 5. Сад Эрам (райский сад)

Именно этот сад считается в Ширазе ботаническим, принадлежит сельскохозяйственному институту. На одной части территории студенты трудятся, изучая пестики и тычинки живьем, другая часть отдана людям под зону отдыха. Мы прошли по аллее кипарисов, которые когда-то служили живым ограждением, посмотрели на пальмы с разных концов света, увидели кустики розмарина и полполя ромашек. Где-то посередине всего этого был пруд с рыбками и черепашками, которые плавали себе и плавали. Одна черепаха прилегла на камень в середине пруда и стала принимать солнечные ванны, одновременно позируя объективам фотокамер практически всех, кто находился на берегу, вспышки раздавались тут и там, а она вздыхала и думала: «Как всегда бесплатно».

Надышавших ароматами всех цветов мира, поглазев на гранатовые деревья, мы засобирались на водопады, которые не входили в мою программу, но наш гид обещал незабываемые ощущения.

Сцена 6. Добро пожаловать в Галат (Ghalat).

В Иране принято ездить в такси как в маршрутке: набирает водитель разных людей и везет каждого туда, куда тому надо - оказывается так дешевле.

Опять мы меняем две машины и выезжаем за город, едем в деревню Галат. Пока едем, Махмуд не говорит о том, что мы увидим, и я уверена, машина остановится прямо у водопада, мы сойдем, посмотрим и поедем куда-нибудь кушать. Как я ошибалась.

Сцена 7. Я в шоке…

Нет, сначала был не шок, а подъем в гору, вперемешку с нами, на ту же гору, ехали ряды машин, вереница мотоциклов пролетала змейкой мимо нас, туда-сюда сновали люди. Идем наверх. Сплошь и рядом вдоль подъема - ресторанчики местного разлива, то есть такие, куда ходят в основном только местные, так называемый, персидский колорит. Потом пошла старая невысокая стена, и тут-то оно и выяснилось, что мы попали в деревню Галат. Деревне без малого тысячу лет, и она включена в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Деревня расположена по склону горы, окружена лесом и являет собой уникальную смесь древних построек - домов, в окнах которых магазины с современными холодильниками красного цвета с надписью CocaCola. Вот она каменная мостовая, которой куча веков, тут проходили караваны с товарами, путники стучали по ней своими палками, опирались на нее как на единственную ту, которая протягивает руку и помогает добраться до источника с питьевой водой. А сколько впряженных в «нечто» на колесах лошадей цепляясь за булыжники, карабкались вверх к заветной тени леса, где прямо на траве кто-то стелил ковер, раскладывал поклажу и трапезничал, чем Бог послал.

По обе стороны дороги друг за другом шли дома, один чуть постарше, другой помоложе, какой-то без крыши и окон, а в каком-то живут люди. Если заглянуть внутрь, за деревянные ворота, можно увидеть дворики с фонтанчиками, там же стоят низкие диванчики, на которых может уместиться почти вся семья и пить чай. Дорога часто разветвлялась на другие маленькие дорожки, и мы время от времени на них сворачивали. Все переплелось в паутине из людей, мотоциклов, машин, ищущих, где найти парковку на узкой улице, запаха шашлыка и моего ожидания водопада.

Сцена 8. Пока лес…

Все: мы, мотоциклы, люди и машины, как оказалось, направлялись именно сюда. Огромное количество позитивной энергии скопилось в зеленом лесу, наполненном звуками воды стекающей откуда-то сверху, светом, идущим сквозь листья, игрой на гитаре, барабанах, музыке, несущейся из динамиков какого-то магнитофона, танцам мужчин, и едой, пахнущей восточными специями. Где же водопад? И заметьте: все, что описано выше - все время в гору. Я не жалуюсь, сама дитя гор, надеюсь, поток воды сверху меня впечатлит. Спустя еще пятнадцать минут наблюдения за отдыхом местных, мы все же доходим до маленькой расщелины в горе к подножью водопада, где открывается миру маленький сплав узкой полоски воды с высоты метров в пять.

Ехали к водопаду, оказались в деревне с тысячелетней историей, дорога завела в заколдованный лес, обнимающий склон горы, которая и показала нам ту самую бесконечность.

Сцена 9. Хотите увидеть долину?

Вопрос прозвучал неожиданно. Махмуд показал на два не особо сложных для восхождения камня, и сказал, что за ними открывается вид на всю долину Галат, а вдали даже виден Шираз. Спустя 5 минут уговоров моего мужа, который настаивал, что я их не преодолею, и чуть-чуть нытья, моего конечно, мы стали подниматься. Не без ложной гордости скажу, что склон был градусов под 70, и что мой муж великолепно карабкается по такого рода препятствиям. Душа моя заполнилась гордостью за сына гор армянских, ну и за себя, потому что я тоже лезла вверх сама. Конечно, Арсенчо меня страховал и давал указания, куда поставить ногу и за что зацепиться рукой, делаем скидку на то, что я девочка.

Мальчики и я, преодолев все препятствия, состоящие из скользящих мелких камешков и мелких царапок на нежных руках, добрались до небольшой площадки с выступом, на который и присели. Далеко внизу нам говорили «привет» своими кронами деревья, между которыми мелькали крыши домов, где-то на соседние уступы рядом, тоже кто-то забрался, чтоб посмотреть на свою панораму. Интересно, а что видят они? Какого цвета у них долина, небо? Слышно ли им дыханье ветра?

Сцена 10. Ура, а вот и еда.

Спускаться было, конечно же, сложнее, быстрее, но не менее интересно. Мы выбрали один из ресторанчиков у самого подножья с фонтанчиком посреди двора, попугайчиками на жердочках и желтой канарейкой. Нам выделили беседку, и мы как истинные местные жители уселись на пол, покрытый ковриками, с разбросанными тут и там подушками. Нам предстояла настоящая персидская трапеза, которая, впрочем, мало отличается от нашей, армянской. Мы ели пити (приготовленная в глиняных горшочках говядина с овощами и нутом), куриный шашлык, замаринованный в гранатовом соке, запивали все это дуком (таном). Вкусной приправой к еде служил долгий и обстоятельный разговор о нас, о наших мыслях, о Боге, о том, как мы похожи сами на себя, о правилах, которые придумывают нам подобные, о том, почему их придумывают, искали истину без вина, так и не нашли, посмеялись и поехали обратно.

Сцена 11. По списку оставались мавзолеи Хафеза и Саади…

Я устала. Сама себе призналась, но вслух не сказала. Мы приехали к мавзолею, где надо было побыть подольше. Это одна из самых уникальных не религиозных святынь персов. Они очень гордятся своими поэтами, приходят к местам их захоронения, касаются могил и молятся, просят о каких-то благах, просто гуляют. Хафез не кто иной, как тот самый поэт, которому сам Тамерлан подарил халат со своих плеч, но я, сделав несколько фотографий, сказала ему: «прости», попросила передать свои извинения Саади (так как к нему мы так и не поехали) и направилась к выходу.

Сцена 12. Оставались еще Ворота Корана.

Туда нельзя было не пойти. После того, как мы попрощались с Махмудом и отдохнули, нам предстояла вечерняя пешая прогулка к Воротам Корана. Раньше Шираз был обнесен каменной стеной, и въезд в город – только через ворота, коих было четыре. На сегодняшний день сохранились только одни Ворота Корана.

На площади необычайно интересно и колоритно: прямо на полу расстелены коврики и куски полотен, на которых сидели люди и торговали. Что только там не продавалось: и музыкальные инструменты, и глиняная посуда, и украшения, и даже китайские игрушки. Тут же варили кукурузу. Чуть поодаль, тоже сидя на полу, просто отдыхали большой компанией. Народу было очень много. Ворота привлекали меньше внимания, чем действо вокруг. Тут же был многоуровневый парк для влюбленных (так он называется), который разбит прямо на склоне холма. С верхнего уровня открывается панорама на город.

Налюбовавшись ночным Ширазом, мы попрощались с двумя уникальными и наполненными до отказа днями и потопали в гостиницу. Путь предстоял тридцатиминутный по не очень освященным центральным улицам старого города.

Сцена 13. 6 утра следующего дня.

Нас ждал автобус категории VIР, который должен был за 8$ и 5 часов довезти нас до Бушера. Такого комфортабельного путешествия из одной точки в другую у меня никогда не было: горячий чай, банан и печеньки.

Сцена 14. Перевалы и финиковые плантации.

Эта страна меня поразила до глубины души и заставила себя полюбить. Может потому что здесь так много знакомого: слышу речь и улавливаю знакомые слова с тем же значением, ем знакомую еду, чувствую историю, радуюсь своим открытиям. Смотрю из окна автобуса, вижу бескрайную плантацию финиковых деревьев идущих далеко за горизонт, а где-то там все равно расползается дымка, и на языке все время крутятся знакомые слова товарища Сухова: «Восток – дело тонкое, Петруха».

Добавлено 14 октября 2016 20:47
2 Комментарии
51 Просмотры
2 Нравится
0 В избранном
Irina-8667 Москва, Турист
22:1514.10.2016

Удивительная, загадочная, неизвестная страна. Спасибо за такой необыкновенно подробный и поэтичный рассказ, мне очень интересен арабский Восток, сама по возможности езжу с удовольствием по арабским странам, очень бы хотелось попасть в Иран, несколько капель крови оттуда у меня есть.
Ещё раз спасибо за рассказ.

ответить
Anna Тверь, Турист
19:5315.10.2016

Пожалуйста. Хотя не относила бы Иран к арабским странам, хотя арабы персам кровь попортили во время своих завоеваний))) Иран - абсолютно персидский. Я там жила на протяжении 2.5 лет. Не легко - но интересно.

ответить

Авторизуйтесь, чтобы добавить комментарий

Включена русская раскладка
Я забыл пароль
Регистрация